• 24.04.2018 Совместное заседание краевой рабочей группы по снижению неформальной занятости в Алтайском крае и рабочей группы по вопросам выплаты заработной платы в составе краевой трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений
Важные ссылки:
Конкурсы:

Новости

Главная » Новости

КАК ЧИНОВНИКИ МИНОБРНАУКИ ГОТОВЯТ НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

13.04.2018

“Хочется не плакать, а реветь хочется”


Как чиновники Минобрнауки готовят нормативные акты
Фото: news.sbras.ru

Президент России Владимир Путин в одном из выступлений отметил: “Нет ничего важнее в нашей стране, чем будущее наших детей, потому что это и есть будущее нашей страны”. С этими словами нельзя не согласиться, ибо для каждой семьи, для каждого родителя дети - это их радость, надежда и опора. Все они хотят, чтобы их дети были счастливыми, умными и здоровыми. И неслучайно в ст. 41 закона “Об образовании в РФ” предусмотрено, что “организации, осуществляющие образовательную деятельность, при реализации образовательных программ создают условия для охраны здоровья обучающихся”.

В ОЖИДАНИИ ПРИКАЗА

В число образовательных организаций входит много разных структур, от рядовых дошкольных учреждений до элитных вузов. Все они должны заботиться о здоровье подопечных, создавать для них безопасные и комфортные условия в период обучения.

К сожалению, это не всегда соответствует действительности. По данным профсоюза работников народного образования и науки РФ, ежегодно с обучающимися происходит около 10 тысяч несчастных случаев, в том числе около 20 - смертельных. При этом данные, которыми располагает профсоюз, могут отличаться от фактических не в лучшую сторону.

То, что положение дел в этой сфере неудовлетворительно, подтвердила министр образования и науки РФ Ольга Васильева, выступая в октябре прошлого года в профильном комитете Совета Федерации. По ее сведениям, за 2016/17 учебный год 211 учащихся погибли на занятиях по физкультуре. Эти же цифры были опубликованы в “Учительской газете”, “Парламентской газете” и ряде других СМИ.

Сомневаться в данных, приведенных министром, нет оснований. Но такие сенсационные и страшные цифры говорят сами за себя. И поневоле возникает вопрос, почему это происходит.

Не вдаваясь в дебри, можно сделать крайне неприятный вывод: “организации, осуществляющие образовательную деятельность, при реализации образовательных программ” далеко не всегда “создают условия для охраны здоровья обучающихся”.

Обратим внимание еще на один нюанс той же ст. 41 закона об образовании. В ней предусмотрено, что в тех случаях, когда в образовательной организации происходит несчастный случай с обучающимся, то расследование и учет осуществляется “в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения”. Другими словами, Минобрнауки России по согласованию с Минздравом России должен был издать приказ, в котором детально прописать процедуры учета и расследования несчастных случаев с обучающимися.

Принципиальная деталь: закон был принят 29.12.2012, а вступил в силу с 01.09.2013. К этому сроку Мин- обрнауки и должно было ввести в действие упомянутый приказ. Увы... Ни в 2013, ни даже в 2016 году документ, о необходимости которого прямо сказано в законе, не появился. Не было у чиновников Минобрнауки желания учитывать несчастные случаи с обучающимися и формировать под это необходимую нормативную базу.

Только под нажимом депутатского корпуса, Генпрокуратуры и СМИ министр образования и науки 17.06.2017 подписала приказ № 602, утвердивший Порядок расследования и учета несчастных случаев с обучающимися во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность (далее - Порядок). После регистрации в Минюсте приказ вступил в силу с 13.10.2017.

У неискушенного в бюрократических тонкостях читателя может сложиться впечатление, что подготовка приказа - очень сложное и трудоемкое дело. Так ли это?

В советское время существовало Положение о расследовании и учете несчастных случаев с учащейся молодежью и воспитанниками в системе гособразования СССР (утв. приказом Госкомитета СССР по народному образованию от 01.10.1990 № 639). Документ был согласован с Минздравом, Госкомстатом, Прокуратурой СССР и ЦК профсоюза работников народного образования и науки. По понятным причинам он морально и юридически устарел, его нужно было просто доработать. Но должностные лица Минобрнауки, несмотря на требование закона, этого долго не делали. Почему? А ларчик открывается просто.

Отсутствие нормативной базы по учету и расследованию несчастных случаев с обучающимися давало возможность чиновникам ведомства и их собратьям в субъектах РФ и организациях, осуществляющих образовательную деятельность, создавать иллюзию благополучия: все здоровы и счастливы.

Кроме того, без нормативного правового акта, адаптированного к современным условиям, пострадавшие в результате несчастных случаев, их родители или законные представители не могли предъявлять к виновным иски о возмещении материального и компенсации морального вреда, если в обстоятельствах несчастного случая усматривалась вина организации.

Скажем прямо: не хотели в Минобрнауки создавать себе и подчиненным структурам лишние хлопоты и, главное, вооружать пострадавших, их родителей и законных представителей эффективным инструментом для выяснения причин и обстоятельств случившего несчастья. Это позволяло уводить виновных от ответственности за жизнь и здоровье обучаемых.

МОЛЧАТЬ МОЖНО СУТКИ

Приказ издан, казалось бы, можно поставить точку: проблема “с большой бородой” решена. Но чиновники легко не сдаются. Даже издав приказ, они сделали так, чтобы было удобно им. В подтверждение этого приведем несколько примеров.

В п. 8 Порядка, утвержденного приказом Минобнауки России, предусмотрено, что “при групповом несчастном случае (происшедшем с двумя обучающимися или более, независимо от степени тяжести полученных повреждений здоровья), несчастном случае, в результате которого обучающийся получил тяжелые повреждения здоровья (далее - тяжелый несчастный случай), или несчастном случае со смертельным исходом руководитель организации, осуществляющей образовательную деятельность, обязан в течение суток с момента, как стало известно о происшедшем соответствующем несчастном случае, направить сообщение о несчастном случае по телефону, электронной почте, а также посредством иных доступных видов связи (…) в территориальный орган МВД РФ”.

Вопрос: почему информация о групповом, смертельном или тяжелом несчастном случае с обучаемыми передается в полицию не сразу (незамедлительно или в максимально сжатые сроки), а в течение суток с момента, как руководителю образовательного учреждения стало известно о происшедшем?

Фактически вся идеология приказа заточена на то, чтобы как можно дольше “не выносить сор из избы” и за это время найти способ замять инцидент и его последствия. Ну а если замять не удалось, то в течение суток руководитель организации обязан сообщить об этом в территориальный орган МВД РФ.

И чем обусловлен такой “фильтр”, что только руководитель образовательного учреждения и не сразу, а в течение суток должен сообщить о происшедшем в полицию?

А что увидят сотрудники полиции на месте происшествия, прибыв туда через 5 - 10 часов, а то и через сутки? Смогут ли они в такой ситуации качественно и объективно во всем разобраться?

Ответ очевиден: фактически сделано так, чтобы изначально создать условия для некачественного расследования причин и обстоятельств происшедшего несчастного случая.

Примечателен такой факт. На этапе согласования проекта приказа Минобрнауки Министерство внутренних дел высказало по проекту принципиальные замечания и предложения. Позиция МВД, по утверждению представителя ведомства Е.А. Артемова, “заключалась в следующем: территориальный орган МВД России должен быть незамедлительно уведомлен руководителем образовательной организации о групповом несчастном случае или несчастном случае, повлекшем причинение вреда здоровью обучающегося или его смерть”.

В Минобрнауки… проигнорировали мнение МВД. Похоже, что министр Васильева и ее помощники, готовившие приказ, взяли на себя смелость не посчитаться с рациональным предложением МВД и сделали все, как сочли удобным для себя.

ЛУЧШЕ ПО СТАРИНКЕ?

18 марта в стране прошли выборы президента РФ. Подавляющее большинство избирательных участков размещалось в школах и прочих образовательных организациях. Значительное число этих объектов оборудовано системами наблюдения и контроля. Но в Порядке нет прямой нормы о приобщении к материалам расследования информации с систем видеонаблюдения. Почему?

В очередной раз просматривается отсутствие у разработчиков приказа Минобрнауки желания иметь объективную и полную информацию о несчастном случае.

Использование систем видеофиксации если и не позволит воспроизвести все сопутствующие несчастному случаю обстоятельства, то даст возможность точно установить время прибытия скорой помощи и наряда полиции, установить ряд косвенных обстоятельств происшедшего.

В п. 17 Порядка предусмотрено, что “комиссия, созданная Учредителем для расследования несчастного случая, обязана… составить протокол осмотра места несчастного случая, схему места несчастного случая, произвести, по возможности, фотографирование или видеосъемку”.

Но произвести по возможности фотографирование или видеосъемку последствий несчастного случая и приобщить к материалам расследования запись с имеющихся на объекте систем видеонаблюдения - это принципиально разные вещи.

Интересна и позиция п. 18 Порядка. Она предусматривает, что по требованию комиссии руководитель организации, в которой произошел несчастный случай с обучающимся, в необходимых для проведения расследования случаях за счет средств организации, осуществляющей образовательную деятельность, обеспечивает получение от компетентных органов экспертного заключения”.

С трудом верится, что комиссия, в состав которой входят подчиненные руководителя образовательной организации, может что-либо от него “требовать”, тем более если это требование связано с финансовыми или материальными затратами.

Приведенный перечень оригинальностей, которые затрудняют применение приказа Минобрнауки, к сожалению, можно продолжать, хотя и так все ясно.

* * *

25 марта, в период весенних каникул, в торгово-развлекательном комплексе “Зимняя вишня” Кемерова из-за беспечности взрослых в огненной ловушке сгорели люди, в том числе 41 ребенок. Прибывший на место трагедии глава государства с комком в горле сказал: “Первое чувство, когда говорят о количестве погибших детей: хочется не плакать, а реветь хочется”.

Смотришь, как чиновники Минобрнауки России выполняют закон и готовят нормативные акты, и тоже “хочется не плакать, а реветь”.

Александр ТУДОС

Автор статьи - шеф-редактор журнала “Охрана труда и социальное страхование”


Источник: solidarnost.org



Вернуться к ленте новостей


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

 

ЗАБОТА ВЛАСТИ, РАБОТОДАТЕЛЕЙ И ПРОФСОЮЗОВ


Информационные партнеры

prof_zhurnal_banner.gif
Профсоюз ТВ

fb_icon_325x325.png значок VK_325.pnginst.jpg

logo_sjAK.png